Russian English

Правозащитному центру Азербайджана 25 лет

Эльдар Зейналов

Одна из старейших правозащитных организаций Азербайджана — Правозащитный центр Азербайджана (ПЦА) отмечает 25 лет с момента создания. Об истории и сегодняшней деятельности ПЦА рассказал директор этой организации Эльдар Зейналов.

— Традиционный вопрос: как была создана ваша организация?

— Это явилось инстинктивной реакцией журналистов на восстановление в Азербайджане «демократическим» правительством сначала военной, а потом и политической цензуры, которые ранее были отменены коммунистами. Я лично в тот период потерял работу в одном информагентстве из-за своих политических взглядов, и у меня неожиданно впервые в жизни появилось много свободного времени.

Я решил посвятить его борьбе с цензурой, создав интернет-ресурснеподцензурной информации, интернет тогда еще был в зачаточном виде и не цензурировался. Эту идею разделили трое журналистов, с которыми я работал в оппозиционной газете «Истиглал»: Шахин Рзаев, Аваз Гасанов, Гюльнара Исмайлова. Позднее к нам присоединились Залиха Таирова и ныне покойная Эльмира Алекперова, а также несколько человек в районах, например, известная писательница Нушаба Мамедова.

Первый информационный бюллетень вышел 29 апреля 1993 года, и эту дату мы считаем днем создания ПЦА. Хотя есть и другой, официальный день — 6 декабря 1999 г., когда организацию с очередной попытки зарегистрировали на седьмом году ее существования.

— А были проблемы с регистрацией?

— Да, и не только у нас. Время было «до-европейское», и обратившимся за регистрацией могли заявить, например, что «защита прав человека по Конституции является обязанностью государственных органов, и правозащитники присваивают себе их полномочия». Но в результате диалога с Советом Европы в конце 1999-х — начале 2000 годов власти зарегистрировали 10 неправительственных организаций (НПО) из списка, представленного докладчиком ПАСЕ по нашей стране Жоржем Клерфайтов.

— Чем, кроме борьбы с цензурой, занимался ПЦА?

— Цензуру отменили в 1998-м, но ее место постепенно заняла самоцензура. А сейчас, когда наши законодатели и правоохранители добрались до регулирования Интернета, похоже, что борьба за свободу информации выходит на новый виток. Впрочем, ПЦА ежегодно переопределяет приоритеты деятельности и за эту четверть века занимался миротворчеством и борьбой за освобождение пленных, поднимал проблему политзаключенных, нами в январе 2001 г. был составлен список 716 политзеков, по которому потом несколько лет работала ПАСЕ. Нами было представлено в различные комитеты ООН примерно 20 альтернативных отчетов по правам человека, выиграны 8 дел в Европейском суде по правам человека и одно дело в ООН. Издаются бюллетени, печатаются книги, перевели на талышский, татский, аварский и лезгинский языки ряд международных конвенций.

Изменения в законодательстве о неправительственных организациях и грантах, внесенные парламентом в 2014 году и фактически прекратившие иностранное финансирование НПО, сильно повлияли и на работу ПЦА. Ведь мы никогда не стремились к расширению членства в ПЦА и для каждого проекта набирали людей со стороны. Сейчас вернулись к волонтерской работе, благо мы с этого когда-то начинали. Но это означает и сужение сферы работы до 2-3 тем, по которым получается работать и без грантов.

Например, в связи с 80-й годовщиной «Большого террора» мы стали составлять список политически репрессированных в сталинское время, помогая в этой работе Московскому обществу «Мемориал», пока дошли лишь до буквы «Д», но уже собрали более 3 тысяч имен. Как и 25 лет назад, собираем и распространяем информацию. Без грантов, с помощью волонтеров, осуществили и первый в истории перевод на талышский язык Всеобщей декларации прав человека, которая в этом году отметит свое 70-летие.

В 2016-2018 годах активисты ПЦА, работая в личном качестве по сервисным контрактам, как эксперты Программы развития ООН, занимались работой по тюрьмам, подготовили 3 книги и более 40 тюремных мониторов в Гяндже и Шеки, поддерживали интернет-ресурсы. Члены нашего центра участвовали в нескольких семинарах и конференциях в Азербайджане и за рубежом, там, где их участие оплачивалось организаторами.

Несмотря на осложнившиеся отношения между властями и гражданским обществом, мы не отказываемся от диалога с властями. Член Совета ПЦА З.Тагирова, например, участвует в Общественном комитете при министре юстиции, который занимается мониторингом тюрем и помощью в исправлении осужденных, принимает участие в работе Комиссии по условно-досрочному освобождению осужденных. Так что, кто ищет работу по правам человека, тот ее всегда найдет.

— В чем основные проблемы для работы ПЦА в настоящий момент?

— Наши проблемы те же, что и у остальных неправительственных правозащитных организаций. Основная из них — недооценка и некоторыми чиновниками, и Западом роли гражданского общества в Азербайджане. Этому не в последнюю очередь способствовала и ставка в определенный момент некоторых кругов Запада на ту часть активистов, которые диалогу с властями предпочли конфронтацию. Финансовые же сложности являются производными от этой проблемы.

Другая проблема — это малая подготовленность нашего гражданского общества к волонтерской работе. Одни НПО были избалованы грантами, другие и создавались под какие-то конкретные проекты. Сейчас им сложно привыкнуть к новой ситуации, особенно молодежи. Но, как говорится в притче о царе Соломоне, «и это тоже пройдет»…

Источник: Echo.az, 29.04.2018

Страна: