Russian English

"Полицейские угрожали отрезать палец – "не так" проголосовал". Как в России задерживали и били избирателей

По данным "ОВД-Инфо", в России на прошедших выборах было задержано не менее 85 избирателей. Большая часть – за "порчу бюллетеня". Например, на одну из задержанных составили протокол по статье о дискредитации армии за то, что она написала на бюллетене "Нет войне". Часть из задержанных до сих пор находится в СИЗО. Сибирь.Реалии рассказывают их истории на условиях полной анонимности по просьбе друзей и родных героев, чтобы "не сделать им еще хуже".

инстаграм и телеграм. Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube

"Вырвали телефон, представились ФСБ"

Многих избирателей задерживали прямо на участке. А кого-то "догоняли" уже спустя неделю после выборов.

– 17 марта Ивана (имя изменено) задержали прямо на избирательном участке за то, что – внимание(!) – полицейскому не понравился его испорченный бюллетень, который он увидел. Повезло, что были вменяемые сотрудники комиссии: то есть по вызову этого полицая в УИК приехал оперативник, уже приготовился протокол составлять, но председатель комиссии заявление писать на него отказалась. Она сказала, что голосование тайное, и настояла, чтобы друг опустил свой бюллетень в урну. Но на этом история не закончилась. Мой друг 20 марта возвращался с работы. На выходе из лифта на него напали люди в масках, вырвали из руки телефон. После чего один из нападавших представился следователем ФСБ. Он зачитал ему бумагу, в которой говорилось, что в его квартире будет проведено "оперативно-розыскное мероприятие в связи с подозрением на участие в экстремистском сообществе", – рассказал Сибирь.Реалии Павел (для безопасности друга он попросил скрыть даже название сибирского города, в котором это произошло). – Так как ключи от дома были у него в руках, и они уже собирались их просто вырвать, Иван решил, что лучше сам откроет им дверь. Потом они несколько часов вели осмотр всей квартиры. Забрали компьютеры, его и его жены, все их смартфоны, флешки, диски.

После этого Ивана отвезли в центр города к зданию ФСБ.

– Там они с охранниками часа два сначала просидели в машине. После чего вышел следователь, переговорил с охранником, тот вернулся в машину, сказал "поехали", а на вопрос "куда?" ответил "покажу". Они проехали полквартала, остановились и сообщили ему "свободен", – рассказывает Павел. – По факту они ничего не нашли у него дома. Ну, какой экстремизм?! Он просто показал свое недовольство властью, испортив бюллетень. Но они [полицейские] настолько посходили с ума, что решили, что им все позволено. Не нравится, за кого проголосовал избиратель, – можно его повязать, украсть у него телефон и технику. Потому что, если ты против Путина, типа, вне закона. А по факту у нас сейчас все "вне закона", как повезет. Вот не повезло тебе стать подозреваемым в каком-то деле, неважно, виноват – не виноват, выбьют признание и вперед, отсидишь, как миленький.

Именно из-за страха, что друга "заставят сидеть, как миленького", Павел просит не указывать его имя и город, в надежде, что "может быть, пронесет".

– По факту ничего же нет – по закону голосовать против Путина не запрещено. А главное – голосование у нас тайное и надпись "нет войне" – нельзя вменить как основание для дела о "дискредитации", даже если полицейский что-то там увидел и предположил. Камон, ты ж не судья?! И вообще, какого хрена ты следишь за проголосовавшими, если это незаконно?! – возмущается Павел.

По его словам, в процессе обыска следователь пытался Ивана "разговорить на тему участия в митингах в поддержку политзаключенных".

– В 2021 году, когда Навальный вернулся, и в регионах впервые силовые разгоны демонстраций начались, его тоже задерживали. По-видимому, им не понравилось, что им не дали развернуть дело на УИКе, и они "решили исправить ошибку". На данный момент неизвестно, заведут на него дело, как угрожал тот полицейский, по дискредитации или нет. То, что выходить на протесты, даже разрешенные одиночные, чревато, мы знали. Теперь даже за голос против диктатора можно огрести.

"Разблокируй или отрежем палец"

В другом сибирском городе избирателя также задержали после "неправильного" голосования на рабочем месте.

17 марта Олег (имя изменено по просьбе его семьи) пришел на свой участок по месту прописки в полдень, испортил бюллетень антивоенной надписью, но, когда опустил его в прозрачную урну, ее увидел полицейский, следивший за порядком в УИК.

– Он не кричал, не выражал несогласие громко, не устраивал там митингов. Но его тут же схватили, заставили дождаться полицию и увезли, как преступника, – рассказал источник, знакомый с делом. – При задержании ему заявили, мол, ты "не так проголосовал". На вопрос, а как именно он должен был голосовать, сказали: "Сам знаешь. Сейчас будешь ждать полицию". На его слова о том, что он "просто выразил свою гражданскую позицию" и это у нас в стране не запрещено, полицейский говорил, мол, нет, теперь запрещено. Якобы закон не разрешает "портить бюллетень". Какой закон, какая статья – молчал.

По словам родных Олега, в день голосования его опросили и после отпустили. Олег ушел на работу, но спустя несколько часов группа полицейских приехала к нему прямо на работу. При задержании Олега положили лицом в землю, а также угрожали насилием, у него отобрали документы и телефон.

– Его схватили полицейские и положили лицом в землю. Отобрали телефон и стали требовать, чтобы он разблокировал его. Он отказался – тогда они стали угрожать при всех его коллегах, мол, отрежем тебе палец и сами его отпечатком разблокируем! – говорит один из родственников задержанного. – Вокруг люди и пикнуть не смели, хотя вот за что? Он просто испортил бюллетень. Это не запрещено законом!

После силового задержания и угроз Олега увезли в отдел полиции, не сообщив его близким, в какой именно.

Друзья семьи говорят, что его родным до сих пор неизвестно, на каком основании Олега держат в спецприемнике и в каком качестве.

"Примерно сотня задержаний"

В последний день выборов, 17 марта, в 21 городе России задержали не менее 85 человек. Больше всего – в Казани и Москве. Правозащитники уверены, что на самом деле задержаний было намного больше, и они происходили в течение следующих двух недель после последнего дня голосования.

20 марта тему незаконных задержаний избирателей поднял депутат Борис Вишневский. Он попросил на заседании в Заксобрании Петербурга начальника полиции Романа Плугина дать оценку событиям, имевшим место на двух избирательных участках: №1136 (Красносельский район), где сотрудники полиции силой выволокли избирателя из кабины для голосования и требовали показать бюллетень, а также на УИК №427 (Калининский район), где неизвестные лица, нанося побои, сбили с ног и выволокли с избирательного участка в коридор члена комиссии с правом решающего голоса Олесю Васильченко, которая обратила внимание на нарушения в работе УИК. Присутствовавшая при этом сотрудница полиции игнорировала происходящее.

"Согласитесь ли вы с тем, что действия сотрудника полиции в первом случае и бездействие во втором противоречили задаче охраны общественного порядка на избирательном участке <…>? Будут ли проведены проверки и приняты меры? И какие меры вы считаете нужным предпринять, чтобы подобные случаи впредь не повторялись?" – спросил Вишневский Романа Плугина.

"Считаю ли я неправомерными [действия сотрудников полиции]? Нет, не считаю. За период проведения выборов зафиксировано 322 сообщения о возможных происшествиях, которые требовали нашего вмешательства. Я сейчас навскидку не помню об этих двух случаях, о которых вы говорите, я обязательно к ним вернусь, когда буду на рабочем месте, сообщим, какие меры и действия предприняты", – ответил Плугин.

Глава регионального ГУ МВД добавил, что во время выборов на работу полиции не поступило никаких замечаний от ЦИКа и прокуратуры. Копии своих запросов на имя Романа Плугина по двум этим эпизодам Борис Вишневский передал ему лично.

Олеся Васильченко рассказывала ранее, что является членом УИК № 427 в Калининском районе Санкт-Петербурга с правом решающего голоса. Вечером 17 марта она заметила сразу несколько нарушений при подсчете голосов. "Спустя 3 часа после закрытия участка в книгах данные о количестве проголосовавших на каждой странице стояли только карандашом", – поясняет Васильченко. Она попыталась выяснить, почему члены комиссии не могут проставить цифры ручкой, подписаться и убрать книги в шкаф. Васильченко подчеркнула, что по закону это должно быть сделано до начала подсчета голосов. "Вместо этого происходили какие-то непонятные нервные созвоны председателя с кем-то, полагаю, это и был ТИК", – рассказала Васильченко.

Источник.

Страна: