Russian English

Люди с факелами. Когда ожидать рейдов «патриотов» по книжным магазинам и костров из книг

Борис Вишневский

На вопрос — «что же это мне напоминает?» — ответ приходит сразу: конечно же, «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, температура, при которой воспламеняется и горит бумага.

И полузабытое слово «маккартизм».

Это я о вдохновляющей идее депутата Лугового «организовать рейд» по лично известным ему «точкам, где продают книги иноагентов и их пособников» и «показать, как можно и нужно купировать этот финансовый хвост». А то, мол, «эти предатели — спонсоры ВСУ, прикрываясь былыми творческими заслугами, продолжают получать барыши с продаж книг».

Конечно, в нынешние времена требование все-таки соблюдать какие-то там законы может показаться насмешкой.

И тем не менее: как процитированное предложение депутата со специфической репутацией, так и все то, что в последние два года происходит с книгами тех, кто объявлен врагами, не имеет ни малейшего отношения даже к тем репрессивным законам, которые приняты для преследований неугодных.

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

С 2020 года, когда российских писателей и журналистов начали в массовом порядке объявлять «иностранными агентами», их произведения в российских книжных магазинах стали не только снабжать соответствующей маркировкой, но и заворачивать в непрозрачную обложку. После же начала СВО эти книги стали к тому же изымать из магазинов и библиотек, а информация о них стала исчезать с соответствующих сайтов.

Между тем Федеральный закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» содержит только одно условие: их произведения, предназначенные для распространения, должны «сопровождаться указанием на то, что эти материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены иностранным агентом либо касаются деятельности такого агента».

И еще закон запрещает «иноагентам» заниматься просветительством для несовершеннолетних или преподавать в государственных школах и получать помощь от государства на свою творческую деятельность.

Более никаких ограничений для их творчества в законе нет.

Во всем остальном

«иноагенты» вправе свободно издавать свои книги, и никто не имеет права ни заворачивать их в непрозрачные обложки, ни тем более запрещать их продавать в магазинах или хранить в библиотеках и выдавать читателям.

Запреты на продажу и выдачу читателям могли бы возникнуть, если бы эти книги попали в федеральный список экстремистских материалов, но их там тоже нет (ни одно из произведений писателей-«иноагентов» туда не включено).

Зато есть рвущиеся с поводка депутаты и пропагандисты, заявляющие о «предателях», которые смеют-де «получать барыши», да еще и «прикрываясь былыми заслугами».

Вообще-то, если чьи-то книги покупают, и эта продажа приносит прибыль автору — так это не в силу «былых заслуг», а потому, что есть спрос.

Былые заслуги (правда, не в области литературы) депутата Лугового хорошо известны, но ничего неизвестно о наличии у него книг. Как и о наличии спроса на них.

А его желание устраивать «рейды» по книжным магазинам — не что иное, как призыв к незаконной цензуре и расправе.

Конечно, все это полностью укладывается в репрессивный тренд последних лет, когда статус «иностранного агента» все больше отождествляется с понятием «враг народа», действуя, как команда «фас!».

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

И лишь как насмешка звучат публичные заявления высокопоставленных лиц, включая президента, о том, что, мол, отнесение к «иноагентам» не является никакой дискриминацией, не влечет поражения в правах, а предназначено лишь для того, чтобы «человек, который занимается общественной деятельностью за деньги иностранного государства, открыл источники финансирования» (последнее — цитата из заявления Владимира Путина, сделанного осенью 2023 года).

Это откровенное лукавство — и потому, что статус «иностранного агента» влечет множество поражений в правах, в том числе в избирательных, которые налагаются во внесудебном порядке (достаточно, чтобы чиновник Минюста поставил соответствующую «галочку» против неугодного, включив его в пятничный реестр).

И потому, что

Минюст, выкладывая на своем сайте обоснования включения тех или иных граждан в реестр «иностранных агентов», давно уже даже не заморачивается и не приводит ни слова ни о каком их якобы иностранном финансировании.

Заявляемые причины совершенно иные: мол, имярек «выступал против специальной военной операции на Украине, принимал участие в создании и распространении для неограниченного круга лиц сообщений и материалов иностранных агентов, участвовал в качестве респондента на информационных площадках, предоставляемых иностранными агентами, распространял недостоверную информацию о принимаемых органами публичной власти Российской Федерации решениях и проводимой ими политике».

Все перечисленное может не нравиться Министерству юстиции (или другим государственным органам), но НИЧЕГО из перечисленного, согласно упомянутому ФЗ «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», не является основанием для внесения в реестр «иноагентов». Ни один пункт.

«Отмена русской культуры» происходит не на Западе: Александринский театр снял популярный спектакль «1881», потому что — Акунин*

Тем не менее попытки оспорить этот статус, как правило, безуспешны, так как Минюст обычно освобождается судом от обязанности как-либо мотивировать свои решения: ему предпочитают верить на слово.

И разумеется, ни в одном из обоснований, которые Минюст выкладывает на своем сайте при включении в реестр, нет ни слова ни о «предательстве», ни о «спонсорстве»…

Конечно, учитывая хорошее верховое чутье определенных парламентариев, нельзя исключать, что они лишь озвучивают пожелание начальства и что в ближайшее время стоит ожидать чего-то напоминающего о книге Рэя Брэдбери.

Разве что пока без пожарных, сжигающих дома, в которых будут найдены книги «иноагентов».

Ключевое слово — «пока».

Ведь и в Германии 30-х годов прошлого века, и в США 50-х годов (во времена недоброй памяти сенатора Джозефа Маккарти) сжигать начали не сразу.

Источник

Страна: